Четверг, 23 января 2014 10:56

За историческую справедливость!

Одна из центральных площадей города Мюнхена – площадь Каролины (Karolinenplatz) знаменита своей бронзовой стелой, которая возвышается здесь уже 180 лет. Как гласит надпись, это памятник «Тридцати тысячам баварцев, погибшим на Русской войне».

Лишь недавно появилась, наконец, у стелы небольшая доска с объяснением, о какой именно войне здесь идет речь.

Дело в том, что на самом памятнике, сооруженном в 1833 году по проекту архитектора Лео Кленце, не только не указано, что речь идет о походе на Россию армии Наполеона в 1812 году, в котором участвовало и 30 000 баварцев, но и приводит в полное заблуждение вторая часть надписи: «И они пали за освобождение отечества».

Надо сказать, что когда баварский король Людвиг Первый к 20-летию «Битвы народов» под Лейпцигом возводил этот памятник, не было человека, который бы не знал, что подразумевается под названием «русская война», а именно, война Наполеона против России, в которую была и втянута традиционно дружеская Российской империи Бавария. Но в первом десятилетии 19-го века, чтобы сохранить свою независимость от посягательств Австрии и Пруссии, Бавария вынуждена была примкнуть к стану французского императора, который взамен даровал баварскому княжеству статус королевства, укрепив тем самым ее независимость.

Но кто это знает сегодня, кроме специалистов-историков, что именно подразумевал король, сделав на памятнике такую надпись, если даже его современникам она казалась загадкой.

«...Видел… памятник, погибшим в России. Cui bono? («В чьих интересах?» - лат.) и гибель, и памятник?» - записал в своем дневнике 27 марта 1834 года российский историк Александр Тургенев.

Два года назад Татьяна Лукина, президент и основатель Центра русской культуры в Мюнхене «МИР», поставила себе целью добиться от городских властей города, установления на площади у памятника разъяснительной доски, из которой было бы видно, что баварские воины нашли свою гибель, придя в Россию в составе армии Наполеона, а не пали у себя на родине, от рук русских, борясь за освобождение своего отечества, как это понимают большинство современников, читая запутанное посвящение баварского короля, навечно выбитое на памятнике.

Затея была не из простых. Памятник стоит почти 200 лет, и вносить какие-то изменения никому и в голову не приходило. А тем, кому и приходило, такая идея казалась безнадежной. И вот - невероятное свершилось. После двух лет всяческих мытарств, собирания подписей, писем в правительство и Городское управление, обращения в прессу и главному бургомистру города, публичных выступлений и распространения листовок об истории монумента, город поместил у подножия памятника долгожданную разъяснительную доску.

На мои вопросы ответила инициатор этой акции Татьяна Лукина.

- Татьяна Евгеньевна, вас можно поздравить. Никто не верил в успех, а вам все-таки удалось сломить сопротивление властей города. А говорят еще, что «один в поле не воин». 

- Спасибо за поздравление. Это действительно победа. Хотя и не полная, потому что поговаривают, что доску поставили всего на один год, как бы в честь 200-летнего юбилея «Битвы народов». А что касается приведенной Вами пословицы, то в этом случае она не совсем соответствует действительности.

Идея была моя, но мне удалось не только найти единомышленников в среде немецкой интеллигенции, среди которых был и бывший министр культуры Баварии Ганс Майер (Hans Maier), но и заразить ею ряд лиц, непосредственно имеющих отношение к району Максфорщтадт, к территории которого относится площадь Каролины (Каролиненплатц). Я имею ввиду, прежде всего, бывшего председателя районного Управления Максфорштадт Клауса Боймлера (Klaus Bäumler) и нынешнего председателя д-ра Оскара Холя (Dr. Oskar Holl). Это они, помогли мне растормошить городских чиновников и добиться от них хотя бы того результата, который мы сейчас имеем.

- А русское консульство принимало участие в этой акции?

- Безусловно. По нашей просьбе генеральный консул России в Мюнхене Андрей Юрьевич Грозов написал в поддержку нашей идеи письмо главному бургомистру Мюнхена Христиану Уде.

- И каков был результат?

- Господин Уде ответил и генеральному консулу, и нам, что, мол, ждите. Вопрос решают историки и городской совет. Историки ломают голову над подходящим текстом, а городской совет над целесообразностью этой акции.

- Ну, слава Богу, что все решилось положительно. Ну а что Вы скажите о тексте, Вы согласны с ним.

- Когда мне показали этот текст еще в проектном виде, я страшно расстроилась. Он мне показался еще более запутанным, чем текст Людвига Первого. Я сразу написала протестное письмо со своими предложениями, но д-р Оскар Холь, взявший проект под свою ответственность, не стал обнародовать мой протест, опасаясь того, что тогда дело снова затянется, и в результате совсем сорвется. Он рассказал мне об этом только сейчас, когда я увидела уже установленную доску.

- Так неужели эту доску поставили всего на один год, неужели ее уберут снова?

- Уберут, если мы не будем бороться за то, чтобы она осталась навсегда. Поэтому так важно, чтобы и соотечественники, и коренное население Баварии и Мюнхена, закидало главного бургомистра города письмами, о том, как это важно знать историю памятников и правду об исторических событиях.

- А что послужило Вам толчком? С чего все началось? Ведь стела простояла 180 лет и никому, кажется, и в голову не приходило что-то менять или исправлять.

- Но и я ничего не хочу исправлять, а только добавить пояснение, чтобы каждый прохожий знал, что русские не имеют вины в гибели этих 30 000 баварцев, что они сами пришли в Россию, в роли захватчиков, и там и погибли.

А обратила я внимание на эту запись, когда водила наших российских гостей-тютчеведов по следам Федора Ивановича Тютчева, который несколько лет жил на этой самой площади Каролины. Переводя надпись на памятнике на русской язык, я тщетно искала имя Наполеона и год сражения. Меня удивило, если не сказать потрясло, что это нигде не было указано, и таким образом искажало ход событий.

Когда тогдашний глава района Максфорштадт Клаус Боймлер пригласил наш «МИР» участвовать в торжественном открытии ночной подсветки памятника, я, в своей короткой приветственной речи упомянула об этом недоразумении, что для многих, в том числе и для господина Боймлера было откровением, потому что и он, впервые задумался над этим текстом. Тогда-то он и пообещал мне, поддержать идею о восстановлении разъяснительной доски. С тех пор прошло без малого шесть лет. Результат мы видим сегодня.

Остается только пожелать, чтобы Татьяна Евгеньевна действительно не была «одним в поле воином», чтобы и другие соотечественники, вместе со своими немецкими друзьями поддержали эту акцию, и пояснительная доска с пояснительным текстом не исчезла после окончания юбилейного года с мюнхенской площади Каролины.

А текст доски у подножия стелы на площади гласит следующее:

"Торжественно открытый 18 октября 1833 года в юбилей битвы народов под Лейпцигом в 1813 году, обелиск был установлен в память контингента в 30 000 солдат, отправленных Баварией согласно союзному договору. Они погибли во время наполеоновского похода на Россию. В начале 1813-го года Бавария перешла на сторону противников Наполеона - России, Австрии, Пруссии, Швеции и Англии.

Надписью на обелиске "Они также погибли за освобождение отчизны" король Людвиг Первый попытался представить гибель баварских солдат в походе на Россию, впоследствии, как вклад в освобождение от наполеоновского господства. Это переосмысление исторического факта привело позже к дебатам о толковании надписи на обелиске".

"Der am 18. Oktober 1833, dem Jahrestag der Völkerschlacht bei Leipzig von 1813, feierlich enthüllte Obelisk erinnert an das Schicksal des von Bayern auf Grund von Bündnisverpflichtungen entsandten Truppenkontingentes von 30.000 Soldaten. Sie kamen im Russlandfeldzug Napoleons 1812/13 ums Leben. Bayern war Anfang Oktober 1813 auf die Seite der Napoleon-Gegner - Russland, Österreich, Preußen, Schweden und England - gewechselt.

Mit der Inschrift an dem Obelisken "Auch sie starben für des Vaterlandes Befreyung" versuchte König Ludwig I., den Tod der bayerischen Soldaten im Russlandfeldzug nachträglich als Beitrag zur Befreiung von der napoleonischen Herrschaft zu werten. Diese Umdeutung einer historischen Tatsache führte später zu Debatten um die Aussage auf dem Obelisken."

Текст: Раиса Коновалова
Перевод записи: Ксения Михайловна Антич
Фото: Людмила Ваннек и Людмила Болвашенкова

Уважаемые читатели, соотечественники Германии, России и других стран! 

Редакция сайта "Русское поле" обращается к вам, а также к коллегам-журналистам с просьбой поддержать инициативу Общества МИР.

Вы можете высылать письма (на любом языке), адресованные городским властям Мюнхена на адрес нашей редакции: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript., или Татьяне Лукиной: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript. .

Письма будут переданы по назначению.

Overall Rating (0)

0 out of 5 stars

Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
  • Комментарии не найдены